«Папа, я сбил человека – насмерть»

«Папа, я сбил человека – насмерть»

Мой старший сын учился в институте на дневном и работал водителем моего друга – главного редактора одного журнала. Я его устроил, чтобы без дела не болтался, а то у нынешних студентов слишком много свободного времени и слишком мало карманных денег.

И вот, в первый же рабочий день сына, когда он уехал за шефом на его машине, на мой мобильный раздался звонок, и сын в сильном – я чувствовал – душевном волнении сказал мне: «Папа, беда – я сбил человека...»

Что со мной было, что было с женой – вам трудно представить. Не дай вам бог такое испытать!.. «Как? Ты виноват? Что с этим человеком, кто он?» – на эти вопросы сын не ответил, он сказал:

– Пап, я дам трубку следователю, Александр Николаевич его зовут...

– Александр Николаевич, где это произошло? Как? Сын виноват? Что со сбитым человеком, кто он?

Следователь мне и отвечает, участливо так:

– На Садовом кольце. Ваш сын летел на красный свет. Сбита молодая женщина. Насмерть, к сожалению.

– Александр Николаевич, дайте трубку сыну... Зачем ты летел на красный? Ты что, с ума сошел?!!

– Пап, я спешил – в институт опаздывал...

Да, все правильно – сын должен был отвезти шефа в редакцию и потом поехать в институт, на лекции. Как раз по Садовому и ехать... А где же там, на том куске кольца, светофор? Там же вроде нет светофоров...

– Александр Николаевич, а где конкретно, какой свето...

И вдруг я слышу, как следователь кричит кому-то ТАМ:

– ...Перевяжите! И его тоже...

Господи! – человек сбит, наверняка машина разбита, а сын – сын-то не покалечен? И я забываю обо всех своих вопросах.

– Александр Николаевич, я отец, вы понимаете... я могу... что-то сделать, чем-то помочь? Я готов подъехать – куда? Где вы находитесь?

Следователь помолчал немного:

– Это будет стоить пятнадцать тысяч. Долларов.

Да, все правильно – когда-то я сам, работая в «Комсомолке», пересказывал слова поддатого бывшего следователя, разоткровенничавшегося со мной в баньке: такса за труп, если сбил человека и не хочешь садиться в тюрьму, – десять – пятнадцать тысяч долларов. Органы за такие деньги и знак передвинут, и труп в документах на десяток метров переместят, и свидетелей найдут, что сбившая машина «с места ДТП скрылась» – висяк!

– Нет, Александр Николаевич, вы меня неправильно поняли, – ответил я. – Хоть он и сын мне, но убийцу я покрывать не намерен! Пусть отвечает по закону! – добавил я твердым голосом и повесил трубку.

И вы в это поверили?! Вы бы поступили так же? Если б ВАШ сын человека сбил?

Вы можете судить меня. Вы можете понять меня. Но я так не ответил. Я бросился собирать деньги. По разным местам. Когда набралось десять тысяч, я их стал пересчитывать и подумал: сбил ли сын человека или бандиты заставляют его под ножом или стволом говорить все эти слова, но сын – в опасности? И его надо выручать. Была мысль позвонить друзьям, в милицию, но у меня было всего полтора часа, мне дали всего полтора часа – ни милиция, ни друзья ничего бы не успели сделать. Успеть мог только я. Я сел в машину и помчался туда, где мне назначил встречу следователь Александр Николаевич. Рядом с которым в машине сидел мой сын.

Я опускаю много подробностей – как я звонил сыну, а он был «вне зоны действия», как мне звонил следователь, пока я мчался к нему, как он еще дважды давал трубку сыну, как назначали мне место встречи – то одно, то другое, как потом заставили бросить машину и идти пешком, в безлюдное место, – все это я рассказал следователям – настоящим.

Оказавшись на месте, я позвонил Александру Николаевичу в последний раз. И сказал твердо, что пятнадцать тысяч я собрать не смог, у меня только десять, что я не коммерсант, а всего-навсего журналист и каждую сотню баксов знаю «в лицо». И что пока я не увижу сына и его самого, следователя, деньги я не отдам.

Но тут я увидел совсем рядом, в двух метрах, одного напружинившегося человека, чуть дальше – второго, увидел и машину неподалеку, в которой сидели люди. И понял, что сейчас рискую не только жизнью сына, но и своей – деньги у меня просто отберут. Ударят чем-нибудь по голове. А может, и убьют. Лишь бы отпустили сына. И я вложил толстый, тяжелый конверт с десятью тысячами долларов в руки того, кто стоял ко мне ближе всех. После того как он приблизился и сказал:

– Я – от Александра Николаевича.

Вернувшись в машину, я позвонил сыну опять. И услышал его шепот:

– Папа, я не могу громко говорить – я на лекции, в институте...

А теперь читайте внимательно – я буду говорить о ключевых моментах, которые вам, не дай бог, могут пригодиться.

? Если вам также однажды позвонит близкий, родной человек или друг и скажет, что он попал в беду и срочно нужны деньги, возьмите себя в руки и задайте несколько контрольных вопросов, чтобы убедиться, что это именно он. Когда бандиты раскручивают вас по «большому варианту», они записывают голос близкого вам человека, а потом с помощью компьютера имитируют его, пропуская через компьютер-синтезатор голос уже своего человека, бандита.

? Записать голос интересующего бандитов человека можно где угодно – в магазине, в институте, на посту ГАИ, на работе, при встрече с кем-то, или просто на улице кто-то подойдет, спросит у вас дорогу, а потом разговорится с вами: погода хорошая, правительство плохое...

? Интересуют бандитов те семейства, где папа-мама люди не бедные, а дети-жена-муж-свекровь-сноха – ездят на машине. И за вами, и за жертвой перед акцией бандиты будут следить – главное, чтобы тот, кто «совершит ДТП со смертельным исходом», был не дома, не рядом с вами, а находился в этот момент в машине. Его машина не должна быть, как вы понимаете, в ремонте или вчера продана и так далее.

? После того как все эти условия соблюдены, после звонка вам якобы сына, насмерть сбившего человека, последует звонок ему. Бандит представится тоже следователем или кем угодно другим, скажет, что с данного мобильника сделан звонок с криминальным уклоном депутату Госдумы или кому-то еще, что сейчас идет проверка, которая требует, чтобы телефон был выключен часа два.

? Если ваш сын телефон не выключит, то ваши звонки ему – только ваши – бандиты могут глушить – такое в Москве было уже не раз.

? Если же вас разводят по «малому варианту», то вы услышите голос не близкого человека, попавшего якобы в беду, а следователя, который может сообщить вам не обязательно о ДТП со смертельным исходом, а о том, что ваш сын попался на дискотеке с наркотиками. Или вам скажут, что ваш друг срочно просит в займы пару тысяч, но сам приехать за деньгами не может, пришлет знакомого – вариантов масса. Но все они заключаются в том, что срочно нужны деньги.

? Еще раз повторяю – задавайте контрольные вопросы. И лучше всего договоритесь о них заранее – близких людей у нас не так уж много.

Оказывается, таких случаев в Москве за последние пару лет – десятки! Оказывается, выходили статьи, телепередачи об этом виде преступления, но беда наша была в том, что все это прошло мимо нас.

Я рванул в милицию – куда? Естественно – в ближайшее отделение УВД. Представился.

– Журналист я, – говорю молодому крепкому оперу, – по сути, ваш коллега: вы дерьмо выметаете, и мы дерьмо выметаем. – Все рассказал.

Смотрит он на меня, простите, как баран на новые ворота и говорит:

– Пишите заявление, мы примем. Но это верный «висяк».

– А что у вас подобных случаев не было?

– Не было.

И тут я понял, что мне надо найти тех следователей или оперов, которые занимаются именно этим видом преступления, – в МУРе, прокуратуре, УБОПе. Если случаев по городу десятки, грабеж на крупные суммы, то должен же кто-то объединить информацию, суммировать факты этих десятков случаев, иначе же преступников не найти!

Единственное, чем я мог им отомстить, – уберечь других от того же: я рассказал о такой разводке в четырех самых популярных теле-передачах, в двух программах на «Авторадио», во многих статьях самых популярных газет, а когда получил по электронной почте текст: «Чего раскукарекался? Хочешь, чтобы твою тачку спалили?», отправил такой ответ: «Хочу, чтобы мои десять тысяч баксов у вас колом в ж... встали».

Их взяли через восемь месяцев. Две банды. Их или не их, других ли – не могу сказать. Увидев их фотографии, я ни в одном из шести бандитов не смог со стопроцентной уверенностью признать того, кому отдал деньги, – столько времени прошло.

Но считаю, и не без оснований, что десять тысяч долларов я потратил на благотворительность.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Лицо человека в рельефе

Из книги Уроки искусного резчика. Вырезаем из дерева фигурки людей и животных, посуду, статуэтки автора Ильяев Михаил Давыдович


Грибы – паразиты человека и животных

Из книги Бывший горожанин в деревне. Полезные советы и готовые решения автора Кашкаров Андрей

Грибы – паразиты человека и животных Особое место занимают специфические экологические группы грибов, выделяемые по признаку связи с животными. Существуют различные типы связей грибов и животных. Ниже кратко охарактеризуем основные из них.Среди них имеются