Гэри Хаймс: «Теперь в цене не „все включено“, а „все натуральное“»

Гэри Хаймс: «Теперь в цене не „все включено“, а „все натуральное“»

Уже в который раз в Россию приезжает один из самых известных в Голливуде постановщиков трюков, мистер Гэри Хаймс. Не встретиться с человеком, которым восхищается сам Спилберг, который держит рекорд гонорара за один трюк, который и с переломанными шейными позвонками продолжает делать самые сложные трюки, было невозможно. Да и не верилось во многое, что говорили о нем.

– Мистер Хаймс, вы не ведете счет своим картинам?

– У меня нет на это времени – их где-то около двухсот. Те, которые больше известны в России, – два «Парка Юрского периода» Спилберга, «Скорость», «Танго и Кэш» вашего Кончаловского, «Полицейская академия», «Неприкасаемые», «В осаде», «Миссия невыполнима»... все я не помню.

– Чем вы занимались до Голливуда?

– Был мотогонщиком, потом автогонщиком, крепко разбился, сломал позвоночник, и в больнице стал думать о том, как жить дальше. С 1978 года я стал делать трюки, а потом их ставить.

– С таким позвоночником?!

– С нашей медициной это возможно.

– Говорят, что вам принадлежит рекорд по сумме гонорара за один трюк?

– О, это была картина «День грома», где я дублировал Тома Круза. Надо было врезаться в автомобиль, притянутый к земле цепями на скорости сто сорок миль в час... это сколько по-вашему? Да, двести тридцать километров...

– Но это же смертельно!?

– Нет, это не самоубийство, о безопасности позаботились, и когда это произошло, я чувствовал себя нормально, хотя перегрузка, как мне потом посчитали специалисты, была стодвадцатикратной. Где-то что-то побаливало, но в больницу я не пошел, а четыре месяца спустя проснулся парализованным – оказывается, у меня была сломана шея. За этот трюк я получил шестьдесят тысяч долларов.

– Это был самый опасный трюк в вашей жизни?

– Нет, ни самый опасный, ни самый сложный технически. Гораздо опаснее и сложнее было на тяжелом грузовике с подъемной стрелой в кузове перепрыгнуть движущийся железнодорожный состав.

– На съемочных площадках вы работали почти со всеми звездами Голливуда – были ли с ними какие-либо проблемы?

– В «Скорости» Киану Ривз должен был, лежа на тележке, проскочить под движущимся автобусом. Тележку тянули на тросе, все рассчитали и показали Киану, как это будет выглядеть. Он сказал: «Прекрасно», потому что не знал, что трюк придется делать ему, так как работали пять камер и лицо должно было быть в кадре именно его. Когда же узнал!.. (Смеется.)

Шона Коннери в «Неприкасаемых» должны были изрешетить полсотней пуль. Когда его одевали в специальный костюм, я заметил, что он нервничает, и спросил, в чем дело. «Я же Джеймс Бонд, – ответил Шон, – меня еще ни разу не убивали, а тут, я чувствую, добром не кончится...»

– А актрисы?

– В «Скорости» Сандру Баллок решили посадить за руль автобуса, но проехала она всего метров пятьсот, и так извилисто, нервно проехала, что мы испугались и прекратили эксперимент.

– А как Том Круз относится к трюкам?

– О, с Томом я работал, начиная с первой его картины. Он очень собранный и ответственный актер, сам хочет делать многие трюки. Он даже брал уроки спортивной езды у Пола Ньюмена, они пошли Тому на пользу.

– За что вы любите свою профессию?

– За то что каждый день не похож на другой, и всегда приходится искать, придумывать что-то новое.

– Не боитесь, что компьютерные трюки заменят людей?

– Никогда. Наоборот, компьютер помогает обострить трюк, усилить эффект и даже сделать такие трюки с каскадерами, которые без него невозможны. Например, Джет Ли в фильмах должен двигаться гораздо быстрее, чем окружающие его люди, – без компьютера это невозможно. В «Парке Юрского периода» мальчика ударяет током, и он падает в руки мужчины. Без компьютера пришлось бы снимать сначала каскадера, потом мальчика – и монтировать. Компьютер позволил снять только каскадера и заменить его лицо лицом мальчика.

– Ваша американская команда, часто прилетающая в Москву на фестивали каскадеров, довольно странная. Вы – американец, Джимми Романо – француз, и двое русских – Виктор Иванов, о котором наша пресса неоднократно писала, и бывший питерец, а ныне гражданин США Владимир Орлов. Русские каскадеры вписываются в голливудский ансамбль?

– Еще как! Русские привыкли делать трюки более натурально, и потому они хорошие атлеты, они нас дополняют.

– Вы в Москве не в первый раз – как вы себя здесь ощущаете?

– Легко. Ведь мои бабушка и дедушка из Санкт-Петербурга, и до пяти лет я говорил по-русски, а потом они умерли, и я язык забыл. Зато русскую кухню обожаю, я ведь вырос на борще. А как Москва похорошела за шесть лет, я бы не поверил, если б не увидел это собственными глазами. Она становится все более популярна у нас, в Штатах. Так же, как более популярным в мире становится не «все включено», а «все натуральное». А в России все натуральное, и это страшно привлекает, – трудности в первую очередь. Без них любое общество деградирует: оно не умеет выживать. Русские – самая «выживаемая» нация в мире, нам надо у вас учиться.

Стивен Спилберг после первого совместного с Хаймсом «Парка Юрского периода» прислал Гэри письмо: «Поставленные тобой трюки просто великолепны – я не видел в других картинах ничего подобного. Я хотел бы заполучить тебя и на свою следующую картину. Стив».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Две по цене одной

Из книги 50 отборных карточных фокусов автора Арнольд Питер

Две по цене одной Уровень мастерства 3Вам понадобитсястандартная колода.Специальные навыкибыстрый взгляд, ложная тасовка.ФокусОдин из зрителей сдает шестнадцать карт так, как вы ему укажете, и остается с одной картой, которую он запоминает и кладет обратно на колоду.


Выбираем качественную сантехнику по оптимальной цене

Из книги Ремонт. Правильно! Дешево! Быстро! автора Криксунова Инна Абрамовна

Выбираем качественную сантехнику по оптимальной цене Поскольку при ремонте сантехника устанавливается (или заменяется) в первую очередь, то сейчас поговорим о том, как ее правильно выбрать.Прежде всего, скажу, что так называемую фаянсовую продукцию, то есть, ванны и