Вызов принят

Вызов принят

Еще до обеда в редакцию прибыл специальный курьер от человека, чье имя – маркиз де Дион – произносилось всеми с придыханием. Президент автомобильной корпорации, основатель Автомобильного клуба Франции и бесспорный лидер автомобильного спорта Франции писал:

«...Я конечно же принимаю вызов, только бы нашлась другая машина, соперница и попутчица. Это действительно поход в духе Жюля Верна, приключение по Майну Риду. Но ничего невозможного нет. Де Дион».

К вечеру пришло неожиданное послание от адресата, чьи трехколесные автомобильчики с двигателями в шесть лошадиных сил взяли несколько призов на гонках Франции, и, вероятно, головы их создателей закружились.

«Минуту назад я получил вашу газету и с удовольствием принимаю вызов. К. Контал».

В течение недели десять человек, в том числе известные аристократы, подняли брошенную газетой перчатку, но был среди них один, который, зная, что из Парижа в Пекин непременно поедет, в тот же день, 31 января, телеграфировал не в газету, а на заводы в Турин, где заказал по своим чертежам гоночную машину с невиданной в те времена мощностью – сорок лошадиных сил! Через несколько дней он получил ответ из Турина: «Вы сможете сесть за руль требуемой Вами машины не более чем через два месяца, начиная с этого момента».

Получив такую телеграмму, этот человек отправил в «Ле Матэн» курьера с согласием на участие в пробеге и затем на много дней засел за географические карты и справочники. Тому, кто мог бы наблюдать за ним, стало бы ясно, что этот человек просчитывает и маршрут, и возможности свои и автомобиля, не выходя из кабинета, но с точностью и тщательностью арифметической машины.

Этим человеком был князь, первый аристократ и богач Италии Сципион Боргезе. Тридцать шесть лет, худощавый и необычайно сильный. Его лицо не портил сломанный нос – на князя наехала повозка понесших лошадей, которых он успешно укротил; его телу не мешали переломы, полученные при объездке диких лошадей – до этой забавы князь был особенно охоч.

По всей Европе о Боргезе ходили легенды, но вовсе не о его уникальной образованности, знании многих языков, в том числе и русского, феноменальной памяти, пунктуальности и точности, главным образом свет обсуждал и осуждал альпинистские страсти князя, которые тот удовлетворял, восходя без проводников и без спутников зимой в одиночку (!) на самые недоступные вершины Альп.

С недавних пор к страстям князя прибавилась еще одна – автомобили, и это было понятно: женщины и лошади всегда всегда волновали кровь аристократов, теперь же лошадей потеснили автомобили.

Известие об участии в рейде итальянского князя Боргезе придало всему предприятию особую интригу и огласку: во-первых, высочайшее положение князя, во-вторых, его загадочность...

А в-третьих, Франция, мировой в то время лидер в автомобильном и авиационном буме, Франция, уже изгонявшаяся до изнеможения по стране и за ее пределами, Франция, заварившая всю эту кашу только для того, чтобы насладиться еще одной, самой грандиозной победой, в которой, естественно, никто не сомневался, – эта Франция в лице Боргезе получала идеального соперника, этакого мальчика для битья, – аграрную и отсталую Италию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >