БЛАТНЫЕ НОМЕРА ПРИДУМАЛИ ГАИШНИКИ

БЛАТНЫЕ НОМЕРА ПРИДУМАЛИ ГАИШНИКИ

Оказывается, блатные номера придумали гаишники, чтобы оградить себя от произвола чиновников!

Интересные записки прислал мне Петр Иванович Решетнюк, ветеран ГАИ из Екатеринбурга.

«Владение атрибутами неприкасаемости – номерными знаками с флагами, мигалками, спецсигналами, спецталонами – дано немногим, хотя иметь их хотят многие. А для чего нужны эти атрибуты? А для того, чтобы творить на наших улицах и дорогах все что заблагорассудится. В первую голову нужда в этой атрибутике возникает для противодействия службе ГАИ. А ведь из истории вопроса выходило совсем наоборот: особенные номера вводились для защиты работников ГАИ от этих самых неприкасаемых.

Несмотря на то что наши партийные советские руководители были сплошь рабочее-крестьянского происхождения, у большинства из них апломба, спеси, зазнайства было в изобилии. Из-за этих пороков чинов служба ГАИ имела повсеместно в Союзе много неприятностей. Суть их заключалась в том, что когда за нарушение автомобиль чиновника останавливался и инспектор разбирался с водителем, то чиновник обязательно начинал качать права. Слово за слово, и разговор заканчивался обещаниями чиновника завтра же с инспектора снять звездочки, снять погоны, выгнать из милиции и т. д., и т. п. Ну, до увольнения и разжалования дело не доходило, а вот дисциплинарное взыскание инспектору следовало обязательно. В „Комсомольской правде“ была напечатана разгромная статья по факту задержания комсомольцев, которые возвращались поздно ночью из ресторана, где выпили немножко вина и на улице пели негромко песни. За это работников милиции привлекли к уголовной ответственности... Первый секретарь обкома комсомола, являясь членом бюро обкома партии, мог вызвать на ковер руководителя ГАИ и отчитать человека, который вдвое его старше. Вступать в конфликт с комсомольскими вожаками оказывалось крайне опасно, поскольку после того, как у них заканчивался комсомольский возраст, они переходили, как правило, на партийную работу. А там вспоминали об обидчике и сметали тебя при первой возможности. Как же защитить, застраховать от подобных инцидентов работников дорожного надзора?

Первыми додумались до этого в культурной столице СССР – Ленинграде. В 1965 году там были введены для автомобилей высокопоставленных чиновников особые номерные знаки, а именно: ЛЕА с 00-01 по 0025, которые предназначались для членов бюро ленинградского обкома и горкома КПСС. Опыт был немедленно перенят и распространен на весь великий Советский Союз. Отныне командиры и начальники ГАИ всех степеней на инструктажах учили инспекторов дорожного надзора, что автомобили с особыми номерами останавливать нельзя.

Но этого оказалось мало, поступила новая команда: таковым лицам необходимо отдавать честь. Пока таких автомобилей было всего двадцать пять, этот мизер особых внутренних возмущений у инспекторского состава не вызывал. Однако в ряды неприкасаемых потянулись многие другие, не попавшие в заветные двадцать пять, и было принято решение увеличить число особых госномеров до 00-99. Но и этого оказалось недостаточно, даже для Свердловска. Пришлось открыть серию 01, ее закрепили за исполнительной властью: облисполкомом и горисполкомом. Серия 02, естественно, отошла милиции, прокуратуре, судебной власти. Прошло еще какое-то время, и за периферийной номенклатурой была закреплена серия 03. С подобным чинопочитанием не могли смириться руководители крупных предприятий, им была отдана на откуп сотня с 05-00 по 05-99.

Дело доходило иногда до казусов: при перестановке начальников выше по иерархической лестнице первое распоряжение, которое они отдавали, – поменять номерные знаки на своем автомобиле, скажем с 02 на 01: был вторым заместителем, стал первым. Если они забывали об этом или не знали, как высоко ценится номерной знак, то у их водителей часто дело доходило до драки. Вот ведь как хотелось быть замеченным, хотя бы на ступеньку, но выше. Все водители требовали от своих начальников особых номеров, и порой это оказывало медвежью услугу самим начальникам.

Поскольку такие автомобили не останавливались, это порождало безнаказанность, вело к пьянству среди водителей и в результате – к дорожным происшествиям.

Первым в Свердловской области решил разобраться с этим явлением пришедший к власти Борис Николаевич Ельцин. Он приказал сократить до минимума количество особых номеров и распорядился: „Введите новую серию с второстепенной буквой и ограничьте количество ста номерами“. Сказано – сделано. Вместо серии СВА ввели серию СВЗ. Инспекторы решили, что наступили наконец справедливость и равенство всех водителей перед законом, и кривая жалоб на службу ГАИ резко возросла именно со стороны тех, кому не досталась теперь уже вожделенная серия СВЗ. Но Ельцин есть Ельцин – при очередном обращении к нему за таким номером одного из руководителей Борис Николаевич сделал все наоборот: „Выдайте членам бюро обкома партии 25 рядовых номеров и эту тему закройте“. Это указание Ельцина было выполнено ГАИ очень быстро – были подобраны и установлены на автомобили знаки с 86-75 СФО по 86-99 СФО.

„А нам?“ – завопили все остальные. „А вы решайте с Борисом Николаевичем“, – отвечали им в ГАИ. Зная крутой нрав Первого, никто к нему обращаться по этому вопросу не стал. Продолжали ездить с номерами серий СВА и СВЗ, которые больше не гарантировали неприкасаемости.

Примерно с середины перестройки проблема получения особых номерных знаков постепенно перестала быть актуальной. В голодной обозленной стране обладатели таких номеров стали чувствовать себя неуютно. Народ начал раздражать даже черный цвет номенклатурных автомобилей, и они были заменены на белые. Но после вступления России в строительство капитализма начался бурный рост чиновничьего аппарата. Где здесь здравый смысл? В так называемом свердловском Сером доме при Советской власти размещались почти все службы, управлявшие городским хозяйством. Сейчас там мощная резиденция губернатора, правительство Свердловской области и Полномочного представительства Президента России по Уральскому округу, резиденция заместителя Генпрокурора России, Управление МВД по Уральскому округу. Четырехэтажное здание заняла налоговая полиция, позже перепрофилированная на борьбу с наркотиками, крепко развернулась ставшая мощной и разветвленной налоговая инспекция... А ведь если зреть в корень, то почти все эти организации – контролирующие. Так, может, коррупции стало меньше?..»

Вот такие интереснейшие записки Петра Решетнюка, ветерана ГАИ из Екатеринбурга. Спасибо вам, Петр Иванович, доброго вам здоровья!

Дальше он пишет о том, что новая номенклатура потребовала себе особых знаков, и толчок этому был дан Москвой – она прислала в область четыре совсем уж особых знака – «флаговых», для наипервейших лиц. И пошло-поехало, как в 1965 году! Дальше Петр Иванович пишет, как за границей чтят закон – Жискар д’Эстен сам садится за руль, норвежского принца оштрафовали за превышение скорости на «Феррари»... А я до сих пор под впечатлением историй, произошедших с моими приятелями: с одного для закрытия уголовного дела потребовали взятку в 100 000 долларов, а на второго наехала налоговая и откупиться стоило 13 000...

С ними лучше не связываться

К сожалению, информацию из этой главы необходимо знать автомобилистам. И не только московским – в принципе, серии повторяются во всех субъектах федерации, только для служб или чиновников уровнем ниже московского, да цифры регионов другие. И знать это необходимо для собственной безопасности: ДТП случилось или какой конфликт – знайте, с кем имеете дело. Итак.

ОхххООхх[1]«три ольги»

Изначально предназначавшиеся для авто инвалидов «ольги» каким-то образом перешли к силовым ведомствам (в том числе к ФСБ) и в свое время были неуязвимы для гаишников. И сейчас инспекторы относятся к ним с большим уважением, так как эти номера облюбованы знаменитостями. Например, Максимом Галкиным и Александром Малининым.

В 1998 году ФСБ отказалась от этих номеров, после чего начальник ГИБДД России Владимир Федоров устраивал на их владельцев периодические облавы с тотальной проверкой документов. После чего репутация «ольг» была сильно подмочена.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

4000 – 4500

АхххОО 77, ВхххОО 77, МхххОО 77, СхххОО 77

Принадлежат гаражу Управления делами президента. Поэтому гаишники эти автомобили стараются не останавливать.

АхххАА 77

Могут подействовать на неопытных провинциальных инспекторов из-за схожести с номерами гаража президента. В пределах МКАД неприкосновенности не гарантируют.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

Когда прошел слух, что эти номера администрации президента, цены на них подскочили до 5000 – 7000. Но слух не подтвердился, и цена снизилась в три раза.

2000

АхххАА 99, 97

Иногда ими пользуется ФСБ, что существенно поднимает их статус. А 97-я серия украшает «Мерседес» Аллы Пугачевой (номер 001). Полной неприкосновенности не гарантируют.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

4000

АхххМО 77, АхххМО 99

В прошлом украшали машины самых важных чиновников мэрии. Когда-то ими пользовался сын Юрия Лужкова, Михаил. И сейчас МО считаются блатными. Неприкосновенности не гарантируют.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

Около 3000

АхххММ 77, МхххММ 77

Совсем недавно принадлежали ХОЗУ ГУВД Москвы. И гаишники привыкли считать их своими, поэтому хозяин машины может ездить спокойно. Привилегированность таких номеров со временем может сойти на нет. Ведь де-юре эти номера уже не милицейские.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

7000

ЕхххКХ 77, ЕхххКХ 99, ХхххКХ 77, ХхххКХ 99 «Еду Как Хочу»

Одни из самых надежных, так как принадлежат ФСО и ФСБ России. Водители и переводят ЕКХ соответственно. Гаишники позволяют машинам с этими волшебными номерами ездить как угодно.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

Купить номера ФСО практически невозможно. Номера серии ХхххКХ 77 и 99, принадлежащей ФСБ, приобрести более реально – за 40 000.

СхххСС 77 «три семена»

Очень хорошее средство от автоинспекции. «Три семена» принадлежат Центру спецсвязи, Фельдъегерской службе и Министерству связи. СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

4000

СхххСС 99

Номера налоговой полиции, таможни, ГУИНа и ГОХРАНа не вызывают у блюстителей порядка никаких вопросов.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

3000

КхххКК 99

Придуманы были для ФАПСИ и Фельдсвязи, но в итоге стали доступны и «простым» знаменитостям, например Юрию Башмету. Из-за неопределенного статуса номеров машину могут остановить. Правда, в очень редких случаях.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

2500

Х999ХХ 99, Х777ХХ[2]77 и другие красивые номера.

Получить их очень сложно, хотя никакого особого статуса у этих номеров нет. Из-за того что цифр, увы, всего девять, номера с их идеальным сочетанием получают особо важные люди, желающие обозначить свой статус. Гаишники это понимают и авто с такими номерами останавливают редко. Эти машины инспекторы могут остановить из любопытства (особенно в провинции) в надежде обнаружить звезду. Тем более, это не возбраняется – номера-то «народные».

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

Купить чистые «семерки» или «девятки» очень сложно. Проще приобрести номера, заканчивающиеся на три одинаковые цифры или буквы. Гаишники могут это устроить за 400 – 700 долларов.

«Охранные» предписания и талоны

Панацея от любых проблем с законом. Эти бумаги запрещают милиционеру проверять документы не только у водителя, но и у пассажиров. Если в «панацее» есть специальный штамп с правом устанавливать красные и синие «мигалки», ГИБДД для вас в принципе не существует.

СКОЛЬКО СТОИТ (в долларах)

20 000 – 40 000

С «мигалкой» – до 100 000

Поделитесь на страничке

Следующая глава >