ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО…

ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО…

Весенняя теплынь. Сонные, застывшие — ни одна веточка не шелохнется — деревья. Иногда проплывет в синеве распластанный ворон. И тихо-тихо…

Меня всегда поражает и влечет эта изумительная тишина, властвующая над широкой поймой Преголи, над домиками, разбросанными на пригорках, над разлившимися в долине озерами. Порой все вокруг кажется замершим, словно на картине. Но игра света, легкие порывы ветерка, иногда приглушенный перестук колес удаляющегося поезда где-то там, на гребне, у поселка Озерки, или неожиданный, как выстрел, крик петуха напоминают, что этот тихий мир живет своей жизнью.

…Над высоким холмом с могучими темными деревьями и прилепившимся к склону одиноким светлым домом на фоне нежнейшей голубизны простерлись, словно крылья, розовато-сизые размывы облаков. А от подножия холма по всей долине, насколько хватает глаз, разлилась вода. Она почти затопила камыши, пленила деревья на берегу, окружила холм, дошла до поселка.

Так выглядит Воронье ранней весной — не то озеро, не то просто разлившаяся Преголя.

Но вот спадает вода, и на ее месте вымахивают в рост человека травы. А вдоль пологих берегов озера и на мелководье появляются зеленые непролазные дебри из камышей, осоки, тростника, рогоза, кувшинок. Всмотришься с борта лодки в просвеченную солнцем воду — там откроется фантастический, причудливый мир. И в этом подводном мире — рыба. Плотва и красноперка. Лещ и окунь. Линь и густера. Угорь. И конечно же, щука. В реке и каналах — судак.

Воронье и расположенное рядом с ним озеро Пустое каналами связаны с Преголей, поэтому сюда открыты пути любой рыбе. Быстро прогреваемое, богатое кормом прибрежное мелководье этих озер является своеобразным рыбьим питомником. Ранней весной из реки рыба устремляется в укромные уголки озер на нерест. Здесь же она потом набирает, нагуливает силы.

Когда рыболов впервые попадает на озеро, чуждыми и неприветливыми кажутся ему его заросли и затерявшиеся в них берега. «Где тут закинуть удочки, что тут ловить? Тут бы лодку…» — невольно подумает каждый. Да, лодка нужна. А с берега можно удить не в озере, а на канале, соединяющем его с Преголей, и на речке Светлой, где берега чистые, сухие. И глубины порядочные.

Есть где побродить здесь и спиннингисту, лучшее для этого место — остров, образуемый реками и каналом. Право же, щука не оставит здесь без внимания хорошо играющую блесну «трофимовку», желтый или белый «шторлинг». А на «уралку» в Преголе может попасться и судак.

Мы с другом открываем сезон на Вороньем в начале мая… Сонный город позади. Автобус весело бежит по гладкому шоссе. Мы в приподнятом настроении от предстоящего удовольствия. Это настроение не могут омрачить даже густые облака, обложившие горизонт, и даже хлынувший вскоре дождь. Не привыкать! Натягиваем плащи и быстро покидаем уютный автобус.

К нашему счастью хозяйка дома, что на берегу озера, уже хлопочет во дворе. Значит, будет у нас и лодка. Без лишних расспросов она выносит нам весла. «Хочется вам мокнуть — ну и мокните. Мне-то что…» — словно написано на ее замкнутом лице.

А дальше все идет своим чередом. В заводинке слева от дома наловили плотвичек для жерлиц, прихватили длинные шесты и направились к заветным местечкам. Сергей не спеша гребет, а я расставляю снасть: втыкаю под углом в илистое дно шест, вешаю жерлицу, насаживаю на снасточку и опускаю в воду живца.

Оглянувшись на расставленную снасть, на какой-то миг немею от изумления: один из шестов то гнется к воде, то снова выпрямляется… Щука! Это она такое вытворяет — схватила живца, смотала леску, засеклась и вот теперь неистово пытается освободиться.

— Гони лодку! — выпаливаю я. Но друг мой не торопится.

— Чего ее гнать? Пожар, что ли? — невозмутимо говорит он.

— Разве ты ничего не видишь? Щука!

— Ну и что? Никуда она от нас не денется…

Как только лодка подплывает к шесту, я схватываю леску. Чувствую мощные, упругие рывки. Вот это экземпляр! Осторожно тяну леску, время от времени отпуская ее, чтобы рыба, рванувшись, не оборвала. Щука яростно сопротивляется. Несколько раз из воды показывается ее огромная пасть и темно-зеленое изогнутое тело.

— Подсачек, подсачек давай!

— Да я и так ее возьму, никуда она не денется, — отвечает мой невозмутимый приятель. Он выставляет руку за борт лодки, пытаясь ухватить рыбину. Но тут она еще шире открывает свою ужасную пасть и, отчаянно изогнувшись, рвет леску. Эх!..

В запальчивости, еще не остыв от азарта, выясняем, кто из нас виноват. Но что толку! Успокоились в конце концов — на одной щуке свет клином не сошелся.

Но в этот день нам так и не повезло.

— Подумаешь, — утешал друг, — не в этот, так в другой раз.

Он прав. Сколько еще мы будем возвращаться в эти места… Летом, правда, мы сюда ездим не часто — мелководное озеро с наступлением тепла быстро прогревается, и щука впадает в апатию. Но с конца августа — начала сентября как выходной — мы снова на озере.

* * *

…Утро. В тумане едва просматривается сонная гладь воды. Не слышно даже всплеска. Спокойно, со всей предосторожностью, чтобы не гремели уключины, медленными гребками направляю лодку вдоль зарослей по каналу. И вдруг справа у островка камышей пошли мощные круги, а над ними заблестели выпрыгивающие из воды мальки. Окунь! Это он, разбойник, гоняется за мелочью. Оснащаю спиннинг блесной «лепесток». И с первого же заброса — рывок. Спустя минуту крупный зеленый горбач барабанит в лодке.

Несколько бросков безрезультатны. Значит, окунь ушел. Да, так и есть. Круги замечаю в другом месте. Направляю лодку туда и через некоторое время вытаскиваю еще двух красавцев.

Я вовсе не собирался ловить окуней. Но на рыбалке так часто бывает — повезет там, где ты и не предполагал, умей лишь воспользоваться неожиданной возможностью.

Я не оставил своего первоначального намерения половить щук жерлицами и потому все-таки отправился за живцами.

Что, казалось бы, мудреного — поймать живца? Но иной раз сидишь час, другой… проходит утро — самое золотое время для рыбалки, — а плотвички или карасика нет как нет. Попадет то окушок, то маленький подлещик — совсем не то лакомство, на которое кидается щука.

Не скоро, но все же раскрыл я «секрет» живца и теперь могу посоветовать, где его надо искать.

В зарослях камыша всегда найдутся окна чистой воды. Тихо подберитесь к такому оконцу. Лучше, если вы лодку остановите в камышах, но так, чтобы можно было достать удочкой чистую, без зарослей, воду. Киньте туда несколько крошек размоченного хлеба и забрасывайте удочки. Лучше всего, если на крючок насадите опарыша.

Теперь несколько слов о том, как оснастить живцовую удочку. Вместо крючка я привязываю мормышку «малая дробинка» и ставлю легчайший поплавок из кусочка пенопласта. Длина спуска — самое большее 40 сантиметров. При таком оснащении вы не пропустите ни малейшего прикосновения рыбы к насадке.

Хорошо на эту снасть ловится уклейка, плотва и даже крупная красноперка. Пройдет не более получаса — и в вашем ведерке будет с десяток рыбешек.

А однажды… Мне потребовалось заменить на двух жерлицах живцов. Вблизи оказались такие водоросли, что через них трудно было пробиться даже на лодке. «Да может ли быть здесь какая-нибудь рыба?» — засомневался я. На всякий случай осторожно забросил дробинку с опарышем на границу зарослей. Поплавочек, едва он лег на воду, лихо повело в сторону. Мягко подсек и неожиданно почувствовал резкое сопротивление. Крупная рыбина, согнув мою легкую удочку, трепетала в воздухе, сверкая солнечными бликами: красноперка!

Тогда, выискивая между крупными лапчатыми листьями кувшинок зеркальца чистой воды, я стал забрасывать туда мормышку, и красноперки, одна крупнее другой, отливающие темно-латунной чешуей, с малиновыми плавниками, становились моей добычей.

Это было осенью, а летом в этих местах красноперка великолепно берет на кузнечика.

Но вернемся к жерлицам. Итак, в вашем ведерке плавают плотвички и красноперки. Остается только подыскать местечко, где расставить шесты.

Вдоль берега протянулись полосой заросли камыша, образующие небольшие заливчики, коридоры, плесы. На Вороньем их особенно много. Вот по кромкам этих зарослей и устанавливайте шесты. А чтобы живец не запутал леску, шест надо втыкать в грунт с большим наклоном. Когда в озере высокая вода, — а это бывает при устойчивых западных ветрах, — расставлять жерлицы надо ближе к берегу, где скапливается рыбья мелочь. Здесь за ней охотится щука.

Существенная вещь — насадка живца. Его можно поддеть под спинной плавник или за губу. Но при таком способе рыболов нередко не обнаруживает на крючке ни живца, ни щуки. А вот проверенный способ, гарантирующий от каких бы то ни было случайностей.

Для насадки живца сооружается простейшая снасточка: из перегоревшей спирали электроплитки сделайте поводок длиною 15 сантиметров с петельками на концах; на одну из петелек наденьте двойник, другую с помощью застежки присоедините к леске или капроновому шнуру жерлицы. Снасточка готова (рис. 7). Впрочем, еще один совет. Перед тем, как надеть двойник, плоскогубцами выгните его так, чтобы жала крючков не прилегали к телу живца — тогда щуке не уйти.

Рис. 7. Снасточка для насадки живца

Вот теперь у вас все готово. Накидной петлей привяжите жерлицу к выступающей из воды вершинке шеста. Сделав спуск метра полтора или метр, смотря по глубине, и отсоединив поводок с двойником от застежки, введите его в рот рыбки и выведите в анальное отверстие. Затем снова присоедините его к застежке. Теперь опускайте живца, пусть играет. Грузило над застежкой на леске — стандартная оливка — не позволит рыбке подниматься на поверхность.

Для перевозки поводков с двойниками вырежьте по длине каждого плашку из пенопласта, в торец плашки воткните жала крючков, а поводки прижмите к ней резинкой. Так перевозить поводки с двойниками не только удобнее, но и безопаснее, чем оставляя их на жерлицах.

Расставив пять-семь жерлиц или кружков, можете поспиннинговать.

Может быть, такая рыбалка — на жерлицы и спиннинг одновременно — кому-то покажется погоней за двумя зайцами, желанием поймать побольше. Отнюдь. Есть норма вылова — пять килограммов и не больше, если вам не попалась пудовая щука (а такие в Вороньем водятся). Что же касается применения разных снастей и способов ловли на одном водоеме в один и тот же день, то я и сам не поклонник такой рыбалки. И лишь в конце августа и сентябре, собираясь ловить щук на жерлицы, прихватываю спиннинг. И вот почему.

Воронье (да и Пустое тоже) летом сильно зарастает. Кроме канала, идущего от Преголи к водонасосной станции, найдется всего три-четыре небольших плеса, свободных от водорослей. Куда ни кинешь взгляд, увидишь кустики зелени, заводи в окружении камышей или кувшинок. Вот, изловчившись, и забросьте сюда блесну, проведите ее осторожненько, пусть она покажется щуке плотвичкой. Но учтите, что здесь заброс — это, как правило, зацеп. Нередко вместо рыбы тянешь зелень, а потом долго возишься, освобождая блесну. Вот почему, пока держится зелень, а день еще велик и не надо особенно спешить, я предпочитаю жерлицы. А спиннинг — на всякий случай: вдруг не поймаешь живцов, вдруг захочется в канале половить на дорожку с плотвичкой на оснастке вместо блесны.

Как-то в начале сентября мы приехали на озеро поздним вечером и сразу же отправились в дом ночевать. Вечер был душный, сильно парило. Надвинулись облака, и все вокруг скрылось в непроглядной темени. Неожиданно зигзагами запрыгали стремительные молнии, и вскоре вместе со свирепыми, оглушительными ударами грома обрушился небывалый ливень. Казалось, бушует летняя гроза.

А утром вдруг увидели, что камыши и травы утратили свою яркость, поникли…

Озеро в тот год так много дарило нам радости, так очаровывало, что мы рвались к нему, как одержимые. И всякий раз открывали здесь новые прелести: какой-нибудь удивительный уголок, заливчик с редкими, дугою согнувшимися стеблями камыша. В этих уголках и заливчиках или на плесах нам не раз сопутствовала удача.

А однажды мы увидели в дальней бухточке несколько белых сказочных птиц. Это были лебеди. Они поселились здесь летом и долго не покидали облюбованные места. Бывало, выйдешь на лодке, кинешь взгляд за кромку камышей и увидишь необыкновенно чистые облачка на темной глади воды. Как-то сразу станет светло и свободно на душе. И потом в течение дня нет-нет да и ищешь глазами эту живую красоту. Лебеди то скрываются в камышах, то появляется на воде цепочка их изящных силуэтов.

* * *

Октябрь. Все длиннее ночи, короче дни. Все чаще зябкие туманы, беспросветные дожди, неистовые ветры. И в воде — от недели к неделе — перемены. Эта пора для рыболова — настоящая школа наблюдательности.

Я перелистываю дневник, в котором каждая рыбалка на Вороньем — небольшая страничка или несколько коротких заметок для памяти.

2 октября. Мягкий солнечный день, по временам с легким ветерком, поднимающим рябь. Мой друг ловил спиннингом, а я жерлицами. Он вытащил порядочную щуку. Повезло и мне — я тоже поймал двух: золотистую, килограмма на два, ж другую темную, поменьше. А одна размотала жерлицу, помяла живца, но не засеклась — слишком близко прилегали жала крючков к телу живца. Щука ведь никогда не глотает добычу на месте, а отходит с ней куда-нибудь в укромное местечко. Видимо, в это время она укололась о крючки и бросила насадку.

9 октября. В автобусе, невероятно переполненном грибниками, снова приехали в Березовку, на Воронье. День был — не день, а сказка! Мы даже загорели. Опять повезло: возвращались с уловом. Были довольные и самоуверенные: что ни говори, но мы знаем, как и где ловить щук!..

23 октября. Да, на рыбалке от победы до поражения — один шаг. Утром мы с другом ничуть не сомневались в удаче. Но за весь день поймали лишь щуренка. На знакомых местах никак не удавалось добыть живцов. И куда только они девались? А когда я догадался поискать их в камышах, было поздно. Задул ветер, начало темнеть, пора было уходить. Злым завершением всех неудач был ледяной ливень, настигший нас по пути на автобусную остановку. Вымокли до нитки и прямо-таки окоченели. Погода безнадежно испортилась. Не из-за нее ли так пассивна щука?..

30 октября. Заранее договорились взять реванш. Едем на Воронье — будь что будет! Но друга моего на остановке не оказалось, так что поехал один.

Ночью ударил морозец, но день был солнечный, яркий. Несколько раз над озером кружили лебеди, — наверное, готовились к отлету.

Живца поймать не удалось, пустил в дело спиннинг. Провел блесну на чистой воде вдоль зарослей, где, по моим предположениям, должна была стоять щука. Но ни одной поклевки. Тогда забрался в камыши, стал проверять оконца чистой воды между ними. Жала тройников моей тяжелой блесны были защищены тонкими стальными проволочками — зацепов поэтому я не опасался. И все же, когда засеклась щука, мне показалось, что это зацеп: так упорно она сопротивлялась. Конечно же, в такой тихий солнечный день щука отсиживается в камышах. Следующие две поклевки подтвердили эту догадку.

* * *

И вот уже ноябрь. Когда выдастся мягкая осень, в начале месяца еще тепло, льют обильные дожди. Но, как правило, погода в это время крайне неустойчивая. Редко когда из-за угрюмых, мохнатых туч выглянет солнышко. Чаще свирепствуют штормовые западные и северо-западные ветры. Они терзают деревья, камыши и травы, переполняют реки и озера водой. Едва приоткроешь в доме окно или дверь — упругий сырой удар ветра ворвется в комнату, неумолчный шум ливня донесется из непроглядной тьмы. А однажды увидишь, что за окном все запорошено снегом. И почувствуется дыхание колючей морозной стужи. Одним словом, ноябрь.

Может ли быть рыбалка в эту глухую пору?

Может! Да еще какая! Особенно в дни, когда вслед за штормовой, промозглой ночью наступает такое умиротворенное спокойствие, что ни один уцелевший на дереве листик не дрогнет. Ну а если ноябрь стоит сухой, звонкий, с туманами и легкими морозцами по утрам — вообще не нарадуешься.

Что же там, на Вороньем, в ноябре? Перелистываю странички дневника.

8 ноября. В первом утреннем автобусе из рыболовов лишь мы одни. Даже те, с кем мы здесь часто встречаемся, не рискнули оставить домашний уют и праздничный стол. Правда, и день сегодня не из лучших: утро набухло влагой, моросит, облака чуть ли не ползут по земле. В озере так поднялась вода, что кажется, будто она сливается с низким хмурым небом. Молодь не резвится, ушла на глубину. А щука?

Друг настраивает спиннинг. А я думаю предложить щуке живца, решив поставить жерлицы у самой горловины канала.

Через час жерлицы были расставлены. Но оказалось, что старался я напрасно. После обильных дождей по каналу шла мутная вода, и, конечно, в ней щука не могла увидеть живца.

Другу моему повезло больше. У него на желтый «шторлинг» последовали одна за другой две поклевки, но это произошло, когда мы уже собирались домой.

13 ноября. Сегодня мы закрываем сезон на открытой воде. Выехали поздно и к месту добрались лишь в одиннадцатом часу. Долго и усердно спиннинговали. Однако щука не брала. Стало очевидно, что продолжать ловлю бесполезно. Мы сошли на берег. Молча перекусили и долго потом сидели, каждый думая о своем, любуясь своеобразной красотой природы в эту позднюю осеннюю пору. Затянутые дымкой дали, темная стена леса… Все вокруг утратило свои сочные краски, свою свежесть и будто прорисовано скупыми эскизными штрихами. Только лебеди на фоне пожелтевших камышей кажутся еще чище и грациознее. День тихий, какой-то серо-голубой. На всем лежит печать умиротворения. Нисходит оно и на тебя, тогда с легкой грустью думается о прошлом, откуда-то из тайников души всплывает самое заветное…

* * *

Не скажу, что предложение поехать в первый день декабря в Березовку вызвало у моего друга энтузиазм: «Погода какая-то неопределенная… Озеро, небось, только стало. Подождем до следующего воскресенья…»

И все-таки мы едем в Березовку. Рыбалка вряд ли может состояться. Что же тогда влечет нас на Воронье?

…С неделю назад у меня было ночное дежурство. Утомившись, открыл окно, чтобы подышать свежим воздухом, развеять сонливость. Город спал, было тихо и торжественно. И тут пошел густой снег! Этот снег тревожно кольнул: «А как же там лебеди?»

…Мы увидели здесь то, чего никак не ожидали увидеть. Ветры нагнали из реки в озеро столько воды, что она даже заливала пирс у дома и луг. Потом ударил крепкий мороз. И вот сегодня под выглянувшим солнышком вся долина сверкает зеркальным блеском.

Озеро посредине еще свободно ото льда, но лебедей нет, — видимо, они улетели, присоединившись к одной из стай. Что ж, счастливого пути, встретимся весною!

Река не замерзла, бежит мутным беспокойным потоком, шуршит у заберегов. Делать нам здесь нечего, возвращаемся к озеру. С разрешения хозяйки сталкиваем на открытую воду плоскодонку — хотим все-таки провести разведку. Но на воде донимает колючий морозный ветер. Спиннинговые кольца во время подмотки мигом забивают ледяные пробки. Выходит, и на озере делать нечего. Вытаскиваем лодку, переворачиваем ее днищем кверху и, поблагодарив хозяйку, — не столько за лодку, сколько за снисходительность к нашим, на первый взгляд, нелепым действиям (другая бы посчитала нас, по крайней мере, сумасшедшими), — отправляемся по берегу к карьеру у водонасосной станции. Денек-то, в общем, солнечный, свежий, и где-нибудь в затишье неплохо просто посидеть.

Располагаемся с южной подветренной стороны за высоким обрывом бывшего карьера, на месте которого возникло почти круглое, как чаша, озеро. Крутые обрывы укрывают его от студеного ветра, потому оно и свободно сейчас ото льда. Когда застынет озеро, обрывы укрывают его от теплого южного ветра, и лед тут дольше сохраняется, чем в других здешних озерах и канале. На противоположном берегу четко, до мельчайших подробностей, вырисовываются на бледно-синем небе темные шапки лип и ольхи. В начале осени, если смотреть с озера, деревья заволакивают облака стелющегося по долине молочно-белого тумана, и это придает им какую-то призрачность. А заштрихованные завесой дождя, они как бы удаляются от тебя.

— Ты о чем размечтался? Может, попробуем на живца? — предлагает друг.

На мотыля ловлю уклейку. Сергей насаживает ее на снасточку и пытается вместе с жерлицей на поводке забросить в озеро. Жерлица цепляется за куст, рыбка падает в воду…

Больше мы не пытаемся ловить. Обласканные солнцем, потихонечку шагаем к остановке.

* * *

13 декабря день выдался из тех, в которые особенно познаешь, какой суровой и неприветливой может быть природа. Резкий ветер, несущий грязные, лохматые облака по низкому небу, будто придавившему землю; вокруг голо, сыро, неуютно…

Несколько раз порывался возвратиться домой с остановки, тем более, что на этот раз был один, без попутчика. Но, видно, недаром говорят, что охота пуще неволи. И я сел в автобус.

В автобусе кроме меня оказалась еще и чета рыболовов. Они ехали ловить… окуня. И везли с собой в качестве наживки мальков в бидончике.

Я не сошел, как всегда, в Березовке, а поехал с неожиданными попутчиками в Озерки посмотреть, где ловят они окуня. Автобус остановился при въезде в поселок. Мы прошли по дороге мимо завода железобетонных изделий, спустились в долину и подошли к озерку, расположившемуся у подножия темнеющего впереди высокого обрыва.

Когда рассвело, супруги забросили здесь свои удочки. И вскоре я увидел, как один из перьев-поплавков с красным кончиком юркнул под воду. На крючок попался солидный окунь, не хуже тех, что водятся в заливе!

«Что ж, возможно, когда-нибудь мне пригодится то, что я увидел», — подумал я. А сам попробовал ловить на опарыша живцов. Рассчитывал, как всегда, на плотвичек. А вытаскивал уклеек, и каких! Я даже, было, подумал, что сюда каким-то чудом забрела салака. Поблагодарив своих новых друзей за науку, я поспешно отправился на Воронье. Взял лодку, быстро расставил несколько жерлиц.

Согласно прогнозам синоптиков, пора бы уже ударить крепким морозам. Но сегодня на Вороньем я еще на веслах. После сильного похолодания наступила оттепель, снова хлынули дожди с ветром, и льда как не бывало, остались только закраины да небольшие белые ноздреватые поляны в камышах. Льдины разрушенного дождем и ветром припая и волны почти совершенно очистили воду от зарослей. Уцелели только камыши, все остальное легло на дно. От этого озеро стало пустынным, неузнаваемым.

Несмотря на отличных живцов, из моей затеи ничего на этот раз не получилось. И причиной тому были не только жуткая непогода, крупная волна и мутная вода, но и… уклейка. Эта рыба, как известно, ходит поверху. А щука в такую погоду наверняка отсиживалась на глубине. Чтобы держать уклейку поглубже, нужны были грузила, а их у меня не оказалось.

* * *

Отношение к глухой осени хорошо выражено пушкинской строкой: «Дни поздней осени бранят обыкновенно…» Казалось бы, нет для нас, рыболовов, более тоскливого времени, чем чрезмерно затянувшаяся, перехлестнувшая календарные границы осень. Никакая другая пора года не тянется так медленно, как она. Мы еще выбираемся на открытую воду, а сами ждем не дождемся крепкого льда.

Можно перелистать метеосводки за многие годы и убедиться, что настоящая зима в наших краях, как правило, начинается не раньше, чем во второй половине декабря или даже в январе. А пока крепкий мороз не сковал озера, реки и заливы, мы томимся неопределенностью, с надеждой вслушиваемся в последние известия о погоде.

И что же? Где-то у людей дыхание перехватывает от лютой стужи, где-то бушуют метели, а у нас то дождь, то снег, а в среднем около нуля. Где-то люди, наверное, рады были бы, если не теплу, то хотя бы оттепели. А мы, наоборот, мечтаем о том дне, когда ртутный столбик опустится на десяток делений ниже нуля. У рыболовов своя логика и свои желания. С нетерпением ожидая зиму, мы, конечно, вовсю ругаем осень с ее бесхарактерной погодой. Но поразмыслим, справедливо ли это.

Слов нет, приятнее рыбачить, наслаждаясь природой, весной и летом. Очень увлекательна и азартна рыбалка зимой. Ну а осень имеет свой облик, и надо принимать ее такой, какова она есть — с частыми, иногда беспрерывными дождями, с редкой, но ласковой улыбкой солнца. Завзятый рыболов и в это неуютное время ни на что не променяет свой любимый вид отдыха. Холодно? Оденется потеплее. Мокро, промозгло, идет дождик? И это не страшно — есть на то резиновые сапоги, есть проолифенка, водозащитный костюм. Словом, непогода — вовсе не причина для отказа от целебной свежести воздуха, природных красот, от рыбалки и множества впечатлений, которые ей сопутствуют.

В этом отношении Воронье для рыболовов — не просто Озерова чудесный дар. Сезон на нем никогда не кончается. Уже пошли заморозки, у берегов появился припай, а спиннинг и жерлицы по-прежнему могут принести удачу.

Однажды мы с приятелем приехали сюда поспиннинговать 17 декабря. Хозяин дома у озера, увидев нас, заявил:

— Не получится у вас ничего. Не берет она сейчас.

Ему можно было бы поверить — озеро у человека под окнами. Я действительно в этот день отмахал себе плечо, но ровным счетом ничего не поймал. А вот друг мой, находившийся со мной в одной лодке, за каких-то два с половиной часа поймал четырех щук. Значит, не в погоде было дело!

* * *

Как ни долго стоит теплая погода, приходит и время холодов. Проснешься как-нибудь ночью в недоумении: почему так светло в комнате, неужели утро? Глянешь в окно, а там все засыпано снегом. Так иногда после долгих ожиданий тайком приходит в наши края «белая чародейка» зима. Глядишь, и морозы ударят градусов на десять-семнадцать. «Хоть бы недельку подержались», — делятся друг с другом своей надеждой рыболовы. И если морозы не отступят, постоят несколько дней, то пусть по заливам еще бегут холодные, тяжелые волны, прибивая к берегам шугу и громоздя торосы, я знаю: Воронье или канал, что рядом с ним, уже скованы надежным льдом.

Зимняя рыбалка — замечательное удовольствие, которое хочется оставить в памяти, запечатлев на страничках дневника.

22 декабря. Выпавший ночью снежок не тает. Похолодало, повеяло настоящей зимой. Уже несколько дней держатся морозы от 6 до 10 градусов.

Когда долго ждешь зимы, велико желание испытать счастье по первому льду. Поэтому в ближайший же выходной, одевшись и обувшись потеплее, прихватив пешни и снасти, держим путь в Березовку.

Автобус забит рыболовами — что может удержать их дома в первый день зимней рыбалки? Такой силы на свете, наверное, и не существует. Все возбуждены, вспоминают разные случаи, похваляются своими чудо-удочками, блеснами, мормышками. Только мой друг, как всегда, бесстрастен, кажется, что его вся эта суета ничуть не трогает.

— Подумаешь, понаделали финтифлюшек, — пренебрежительно говорит он. — Если не берет, ей все равно, какая у тебя в руках удочка…

— Рыбе-то все равно, но тебе, должно быть, не все равно, — справедливо замечает кто-то.

— А мне что… — Сергей достает из рюкзака изогнутую палочку, в которую вбито два обойных гвоздика, на которые намотана леска. — Вот простая удочка, без всяких усложнений…

Его «произведение» вызывает дружный смех.

— Скажи уж лучше — первобытная, а не простая.

— Смейтесь, смейтесь…

А тем временем автобус знай бежит от поселка к поселку по пустынной утренней дороге. И вот уже наша остановка.

С лязгом складываются дверцы, мы поспешно выпрыгиваем в темноту. Переждав, пока он, фыркнув, продолжит путь, поворачиваем влево. Со столба одинокая лампочка беспомощно протягивает свои короткие лучи. Поселок еще спит. Все застыло, погруженное в дремотную тишину. Все-таки стоит зимой хоть раз оставить домашний уют, чтобы увидеть поля в предутренней дреме, почувствовать свежесть первого снега, бодрящего морозца, услышать еле уловимый шорох жестких промерзших камышей.

За ночь еще подвалило снежку, на его фоне даже в темноте заметно выделяются стоящие вдоль дороги старые ивы с толстыми черными стволами и шапками прутьев. Молча шагаем через поле к ивам, а от них до Вороньего рукой подать. Собственно, можно и не спешить. Рассвет еще не скоро, над озером висят густые темно-синие сумерки, даже не видно берегов. Но места нам знакомые, поэтому, выйдя на лед, не дожидаемся рассвета, рубим лунки. Ухает, перекатывается звонкий гул.

У каждой лунки вмораживаем под острым углом прутик ивы и цепляем к нему накидной петлей жерлицу. Теперь остается надеть на снасточку плотвичку (мы это делаем точно так же, как летом и осенью) и опустить ее в лунку. Но где взять живцов?

Некоторые рыболовы запасаются ими загодя (чаще всего ловят плотвичек в озере Чистом, что у поселка Заозерье) и везут их в ведерках или бидончиках. На это уходит немало времени, зато на озере не требуется хлопот.

Мы же добывали живцов у самого Вороньего. В озере их ловить бесполезно — на зиму в мелководье остается, как правило, щука да в первые дни ледостава, когда еще не так ощущается недостаток кислорода, окунь. А вся мелочь уходит в глубоководные чистые карьерные озера. Здесь обычно мы и ловим живцов. Нужны для этого зимний удильник, червячок, тесто, а лучше всего опарыш.

…Жерлицы расставлены. Сергей достает свою примитивную удочку, снаряжаю и я свой удильник. Идем на канал и пытаемся блеснить там окуня. А сами, конечно, нетерпеливо поглядываем на косо торчащие прутики с жерлицами, не подаст ли нам щука сигнал. Много волнующего в этом ожидании!

Одни жерлицы-рогульки у нас с флажками на леске, другие представляют собою пенопластовые валики, на которые намотана леска; с помощью булавки они крепятся горизонтально; дернет щука живца — валик принимает вертикальное положение. И в том, и в другом случае поклевка хорошо заметна даже издали.

Товарищ мой пользуется также живцовыми удочками с катушками. О поклевке ему сигнализирует флажок на сталистой проволочке, которая распрямляется, когда щука потянет живца и провернет катушку. Некоторые рыболовы применяют для охоты на щук удочки с большими пенопластовыми поплавками, жерлицы в виде треугольных деревянных плашек, укрепленных на палочке, положенной в лунку. Под тяжестью груза и живца такая жерлица вертикально держится в воде. Когда щука схватит живца, жерлица всплывает — это и есть сигнал поклевки, Плашка удобна тем, что при замерзании лунки она все равно свободно плавает в воде. Правда, увидеть, взяла ли щука, можно лишь подойдя к лунке.

Использование удильников с катушками и поплавками занимает значительно меньше времени на установку снасти. А время в короткий зимний, день особенно дорого.

Возможно, на кого-то Воронье и не произведет такого впечатления, какое оно неизменно производит на меня. За многие годы в моем сознании сложился его совершенно неповторимый облик.

На Вороньем я отдаю предпочтение одной рыбе — щуке. А между тем здесь водятся, например, и лини, случается, весом до пяти килограммов. В весеннюю путину одна небольшая рыболовецкая бригада в течение полумесяца выловила здесь свыше трех тонн рыбы, и почти половину улова составил линь. Рядом с Вороньим на месте Озерковских карьеров образовались водоемы глубиной до 20 метров. Судак, налим и даже лещ облюбовали их. Это для рыболовов — «голубая целина», которая всегда манит еще неоткрытыми возможностями.

Надолго запечатлелся во мне зелено-голубой спокойный облик Вороньего. В сутолоке и спешке будней, в самой неожиданной обстановке, казалось бы, в неподходящую минуту вдруг вспомнишь это озеро: мелькнут перед глазами его разливы, зеленый ковер долины, домик под холмом, стайка лебедей… Тронут эти воспоминания и будто освежат живой: водой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

ГДЕ И КАК НАУЧИТЬСЯ ЕЗДИТЬ, КОГДА ПРАВА УЖЕ ЕСТЬ

Из книги Дураки, дороги и другие особенности национального вождения автора Гейко Юрий Васильевич

ГДЕ И КАК НАУЧИТЬСЯ ЕЗДИТЬ, КОГДА ПРАВА УЖЕ ЕСТЬ Получить права – настоящие, пластиковые, заряженные в милицейский компьютер – можно несколькими способами, мы не будем их здесь обсуждать.Научиться же ездить можно лишь одним-единственным способом – ездить. Причем ездить


ЧТО НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЕСТЬ И ПИТЬ В ДОРОГЕ

Из книги Оригинальные изделия из кожи своими руками [Секреты изготовления] автора Клюшина Александра С.

ЧТО НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ЕСТЬ И ПИТЬ В ДОРОГЕ Как зависит наша безопасность на дороге от того, что мы жуем или пьем (естественно – не спиртное) за рулем? Никогда такой вопрос российскому водителю и в голову не придет. Есть водители, которые в дальней дороге все любят делать


И еще есть специальные клеи для кожи

Из книги Волшебная изонить автора Ивановская Т. В.

И еще есть специальные клеи для кожи Самый удобный и легкий в работе клей – поливинилацетатный (ПВА). Он не пахнет, сравнительно дешевый, не требует большого опыта работы. Но его существенным недостатком является то, что при высыхании он образует твердую пленку, которая


Озеро в горах

Из книги Современный монтаж сантехники и канализации в доме и на участке автора Назарова Валентина Ивановна

Озеро в горах Вам потребуетсяПлотный черный картон, коричневые, белые, желтые, светло-, темно- и зеленые, голубые, серые нитки, игла, ножницы.Ход работы1. Нанести на изнаночную сторону картона эскиз рисунка (не забывая при этом, что с изнаночной стороны он должен быть в


Если есть центральная канализация загородного дома

Из книги У рыбацкого костра автора

Если есть центральная канализация загородного дома Если у вас сточные воды могут самотеком уходить в канализацию, тогда вам остается только проложить трубу подходящего диаметра под углом.Если же такой возможности нет, то есть несколько вариантов обустройства


Лемчево озеро

Из книги История банкнот : тайны бумажных денег автора Майзингер Рольф

Лемчево озеро В эту зиму навестить свое озеро мне не удалось. Без меня пришел на Пелусозеро первый лед, без меня этот лед загустел, закалился на первом морозе, а там и затяжелел под языками метели. Не встретил я в этот раз над озером и первое весеннее солнце, не слышал над


Озеро черной рыбы

Из книги Бывший горожанин в деревне. Лучшие рецепты для загородной жизни автора Кашкаров Андрей

Озеро черной рыбы Про это озеро я слышал много всякого.Говорили, что на его месте было болото, поросшее сосняком. А когда полтораста лет назад сосны спилили, кочки и пни утонули, погрузились в воду. И на месте болотного бора появилось озеро. Слышал я и о том, что в нем много


Кто есть who

Из книги 8000 рыбацких советов от знатока автора Горяйнов Алексей Георгиевич

Кто есть who Нередко рисунки на деньгах подбрасывают нам такие сюрпризы, что невольно начинаешь задумываться, а не обошлось ли тут без вмешательства потусторонней силы. Взгляните на лицевую сторону канадского доллара 1920 г. (рис. 94). Рис. 94. Канада/Ньюфаундленд — 1 доллар


Жизнь в деревне – как она есть. Заключение от автора

Из книги Четыре сезона рыболова [Секреты успешной рыбалки в любое время года] автора Казанцев Владимир Афанасьевич

Жизнь в деревне – как она есть. Заключение от автора Н. Некрасову «Иду равниной голою, И сам едва одет. Про долю невеселую Пою, честной поэт. Кручинушка великая Терзает допьяна: Страна повсюду дикая, Но славная страна! Все пахари да мельники – Сметливый добрый люд. Но


Пойду, отомкну озеро

Из книги Плоскорез Фокина! Вскопать, прополоть, прорыхлить и скосить за 20 минут автора Герасимова Наталья

Пойду, отомкну озеро (Селигерские записи)3 марта. Попросил Александра заехать за мной не позднее 24.00, потому что цифра четыре согласно древнекитайской науке о числах трудное число. Выехали ровно в полночь. Дорога жуткая – до этого двое суток подряд беспрестанно шел снег.


ВЫХОД ЕСТЬ!

Из книги Косметика и мыло ручной работы автора Згурская Мария Павловна